Заумь о Параллелошаре Сергея Ковальского

“ПАРАЛЛЕЛОШАР” или “PARALLELOSPHERE” —  понятие замкнутого виртуального пространства,

перемещающегося в 11 цветах Трансрадуги Мира и параллельного многим иным.

С. Ковальский. “От «Чёрного квадрата» ХХ века к Параллелосфере Параллелошара XXI века”, 2012

“Заумный язык, значит находящийся за пределами разума”

В. Хлебников. “Наша основа”, 1919

Есть вещи, идеи, образы, которые становятся проводником особой энергии, приоткрывают подлинную суть вещей, побуждают нас отправиться в собственное путешествие по освоению мира, углубиться в поиски оснований и векторов бытия.  У каждого человека, наверное, есть своя система подобных знаковых образов, ряд из них обретает особенное значение для человечества в целом, некоторые становятся знаковыми для эпохи или поколения.

Сергей Ковальский представляет собственную систему переломных произведений, отмечающих для него вехи в осознании человеком окружающего пространства в ХХ веке. От “Чёрного Квадрата” Казимира Малевича, “Писсуара” Марселя Дюшана, “4’33” Джона Кейджа, оперы “Порги и Бесс” Джорджа Гершвина, “Концертов духовной музыки” Дюка Эллингтона, “Серенады” ор. 24 Арнольда Шенберга, “Композиции VI” Василия Кандинского до “Пира Царей” Павла Филонова,  и “Мальчика на красном коне” Кузьмы Петрова-Водкина.

Как следующую веху в этот ряд Ковальский вводит собственный знаковый символ — “Параллелошар”, который, по мнению автора, соответствует духу современной эпохи, демонстрирует возможный потенциал нашего времени, отражает идею возможности освоения человеком и человечеством новых миров, параллельных пространств и измерений. “Параллелошар” обозначается автором как «понятие замкнутого виртуального пространства, перемещающегося в одиннадцати цветах Трансрадуги Мира и параллельного многим иным».

“Параллелошар”, рассматриваемый Ковальским в контексте предложенной автором системы переломных произведений, может быть увиден как попытка художника увидеть через целостность развития искусства целостность мира и эволюцию законов его устройства. Для современного просвещённого зрителя выступление художника на поле философии, в пространстве поисков универсалий выглядит уже традицией. С момента прорыва художественного за рамки фигуративного, в ситуации ускоренного развития средств тиражирования и воспроизводства реальности при помощи техники и технологий, художники вместе или вместо того, что принято называть “произведением искусства“, начали поставлять миру модели для понимания собственного творчества, представлять свои концепции миропонимания. Развитие глобального информационного поля, появление виртуальной реальности  открыли для художников новые возможности, но и сместили точку координат, которая отмечает положение художественного по отношению к другим формам человеческого опыта. Виртуальная реальность стала местом видимого воплощения или мира фантазии, мечты или создания его суроггата, по крайней мере, для глаза.

В какой-то мере художники  сегодня пытаются проникнуть в то пространство, которое традиционно соотносилось с религией, духовностью, философией; подчас пытаются брать на себя их функции. Автор, вынужденно или по собственной воле, формулирует, дублирует, уточняет и развивает свои идеи не только средствами звука, художественного слова, визуального образа, но и при помощи вербального комментария. Связано ли это с недостаточностью для самовыражения языка «родного» для творца вида творческой деятельности или это просто новая традиция, или что-то иное, но для современного художественного мейнстрима автор, выступающий в роли критика или философа, стал привычной фигурой. В то же время, начиная с искусства авангарда, манифесты, концепты и тексты художников стали важной частью развития человеческой мысли. Сергей Ковальский видит свою концепцию Параллелошара в русле поиска законов миропонимания через художественное творчество.

“Параллелошар”, как концепт изначально возник у Сергея Ковальского в начале третьего тысячелетия, в 2004 году, что для ряда пытливых умов, уважающих цифры и даты,  может показаться знаковым. Как говорит автор, “Параллелошар” сразу соединился с другой концептуальной идеей художника, с “трансрадугой”, сформулированной чуть раньше – в 1998 году. Позже концепт получил свои визуальные воплощения, каждое из которых демонстрирует этапы путешествия автора по освоению и пониманию собственного изобретения. Художником представлены ряд арт-объектов, посвященных этой теме: “Лестница в параллелошар” и серия моделей трёхмерного объекта “параллелошар” в пространстве “трансрадуги”. Под названием “Параллелошар” Ковальский с 2005 года выпускает журнал, демонстрирующий практические и теоретические достижения деятелей “Пушкинской – 10”. На Пушкинской 10 раз в год выбирается «Человек Параллелошара года».

Смысл “параллелошара” эволюционировал для автора: от метафоры идеи параллельного существования нонконформистского искусства в советском и в постсоветском пространстве к более глобальному осознанию “Параллелошара” как особой вневременной субстанциональной сущности. Изначально для Сергея Ковальского “параллелошар” стал способом осмысления своего места и места нонконформистского искусства в эпоху СССР, когда понятие “искусство” было тесно связано с официальной идеологией, а всё не соответствующее идеологии искусством не признавалось, сознательно уничтожалось и вытеснялось; как не мог быть художником, человек, не состоящий в официальном “Союзе художников”. При этом в советскую эпоху на лицо было существование целого слоя художественных произведений, творческих личностей, создававших иное искусство, бытовавших и выживавших в параллельной к официозу реальности.

Параллельное существование “другого искусства” в нашей стране, основанное на “самоопределении, самоорганизации, самообеспечении и инакоделании” было, да и остается, единственной формой выживания искусства не ориентированного на официальную идеологию, на модные кураторские стратегии или коммерческие запросы и маркетинговые стратегии.  Выработанные  на основе собственного опыта автора методы и идеи оказались на деле шире и глобальнее, чем частный случай выживания инакомыслящих в конкретной стране. Это позволило художнику со временем развить идею “параллелошара” в концепцию параллельного пространства жизни мыслительной энергии в целом. В любое время для инакомыслящих творческих личностей любых профессий подчас ближе не рядом существующие индивидуумы, а такие же инакомыслящие, неважно, где и когда они жили или живут.

Для ряда нонконформистов в советское время Леонардо да Винчи, Малевич, Уорхол или Beatles были роднее, чем соседи по лестничной площадке или генеральные секретари. Так же как и для некоторых современных инакомыслящих эти или другие фигуры и события ближе, чем медийные персоны или герои официальных рейтингов.

Параллелошар как раз и пытается объяснить эту параллельную жизнь души, происходящую вне того, что можно назвать эпохой, обыденностью или общественной нормой. Параллелошар у Сергея Ковальского выступает как над языковая, над временная субстанция. Сам художник утверждает, что в основе его концепта неслучайно оказалось такое геометрическое тело как шар: “Именно шар, сфероидальное тело, является самой устойчивой биофизической формой во внешнем и внутреннем Космосе. На Земле подобные формы защищены Ноосферой. Сама планета Земля имеет сфероидальную форму, параллельную самой себе, множественно существующей в иных измерениях! Ноосфера – едина для всех измерений, так как нематериальна”.

Важной для Ковальского является идея связи звука и изображения: “вначале был звук, человек услышал биение собственного сердца, шум крови бегущей по венам. Слово появилось уже потом. Поэтому звук остаётся основой восприятия”. Поэтому неслучайно в эпиграфе к этому тексту обращение к наследию В. Хлебникова и к заумникам, искавшим универсальный язык, праязык, доступный внесознательному пониманию всех людей, язык, с помощью которого человечеству передаются пророчества, высший духовный опыт, сокровенные истины бытия. “Параллелошар” С. Ковальского с определенной точки зрения так же может быть увиден, как попытка найти и осмыслить эти же универсалии и празначения, ведущие к новому духовному опыту, находящиеся за гранью обыденного разума, которые через создание новых принципов и понимания искусства искали авангардисты. Для пытливых умов, внимательно относящихся к цифрам и любой другой информации, ищущих рационального объяснения всему и вся, можно дать несколько логических объяснений строения и существования того, что С. Ковальский назвал “параллелошаром”.

Если попробовать поразмышлять о месте параллелошара в системе бытия, то можно соотнести его с другими понятиями, существовавшими и существующими на разных этапах развития человечества. Параллелошар смог появиться только  тогда, когда появились люди: их эмоции, чувства, мысли стали образовывать особый тип энергии, сформировавшийся в самостоятельную саморазвивающуюся субстанциональную энергетическую сущность. Эта энергия незаметно для многих и стала постепенно тем, что можно назвать “Параллелошаром“. В разные эпохи люди осознавали наличие этой субстанции, видели и познавали её различные грани; определяли её согласно своему разумению, давали ей имена: трансцендентное, ноосфера, антропосфера. Эти имена не противоречат друг другу, а, можно сказать, раскрывают различные стороны того, одну из граней которого С. Ковальский определил как параллелошар. Состояние параллелошара дает выход и иррациональное, позволяет увидеть подлинную суть вещей, через дымку окружающего мира, совершить прорыв в другие измерения.

С математической точки зрения параллелошар может быть представлен как объемная, трёхмерная обратная модель числа Пи: трёхмерный квадрат вписанный в шар, вместо традиционного круга, вписанного в квадрат. Структуру параллелошара, как, впрочем, и многое другое,  хорошо объясняет квантовая физика. По сути, он является и частицей и волной одновременно, что позволяет ему не только существовать в собственном пространственно-временном континууме, но и свободно быть в других системах координат, одновременно проявляться в параллельных мирах и временах. Благодаря этому свойству параллелошар сохраняет свою независимость и в то же время впитывает новое из этих миров и из субъективного опыта. Это состояние сравнимо с моделью называемой физиками, «точкой зеро», когда при температуре минус триста градусов по Цельсию, атом вроде бы не совершает видимых движений, но постоянно перемещается из состояния бытия в состояния небытия, вырабатывая при этом колоссальную энергию. Можно предположить, что состояние между бытием и небытием, миром дольним и миром горним, природой и человеком, разумным и неразумным даёт параллелошару уникальные возможности, в частности путешествия между мирами и временами.

В то же время параллелошар как единая целостность состоит из множества параллелошаров, взаимодействующих между собой и с целым, пересекающихся или просто дающих свой оттенок, интенцию в общую систему по принципу фрактального подобия (благодаря трансрадуге, пронизывающей все и вся в параллелошаре). По мнению С. Ковальского, в цветовых пространствах трансрадуги проходит жизнь тела человека на Земле и его души на ней и за её пределами: “Это 11 цветов: привычных семь цветов радуги-ауры, в которых существует тело человека: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый и еще четыре, в которых продолжает жить душа человека после смерти тела: белый, серебряный, чёрный и золотой. В каждом периоде жизни тела и души человека превалирует определённый цвет, соответствующий их биофизическому и душевному состоянию в данный отрезок времени. Моделируя варианты положения Параллелошара, это состояние отображается в расширении определённого цвета Трансрадуги Мира”. Трансрадуга выполняет и функции медиатора между всеми частями параллелошара. Она редуцирует миры, созданные авторами и наблюдателями, изменяющими наблюдаемое в единую субстанциональную сущность, объединяя индивидуальные голоса в единый ансамбль, согласуя различные понимания устройства Вселенной и механизмов синхронизации этих частей. Каждый прошедший по пути параллелошара или ставший им, изменяет не только собственную личность. Такая личность или артефакт меняет и сам параллелошар, даёт ему новые пути развития и точки отчёта, согласно принципу “наблюдателя влияющего на пространство наблюдения” (изящно представленного ещё Верноном Гейзенбергом). К сожалению некоторых индивидуумов, понять возможности и суть параллелошара полностью можно только или находясь в параллелошаре, или став им.

Параллелошар может быть рассмотрен как нелинейная саморазвивающаяся самоорганизующаяся система, основанная на взаимодействии творческой энергии. Это надпространство, тесно связанное с природой и её законами, в котором время, географическое положение мыслящих субъектов не имеют принципиального значения. Поэтому здесь свободно пересекаются потоки субъективного опыта и понимания людей, существующих или существовавших в различных временных и пространственных локусах; исторически обусловленные априорные компоненты бытия, актуальные для каждого времени, сплетаются в единую субстанцию.  Как нелинейная система, параллелошар имеет вариативную составляющую, состоящую из множества бифуркационных точек, и ядро, как субстрат константного, неизменного. Ядро обеспечивает сохранение и развитие идей и мыслительных образов.

Каждая часть параллелошара тоже может быть понята как нелинейная саморазвивающаяся система. Конфигурация параллелошара позволяет частям с точки зрения линейного мышления существующим в прошлом, продолжать своё развитие за счёт новых контекстуализаций, новых ракурсов их понимания. Это так же даёт всей системе и каждой её части новую энергию, открывает новые грани Вселенной. По мере развития параллелошары приближаются к ядру. Есть печальная сторона этого процесса: параллелошары так и не смогшие стать частью целого, воплотить себя до конца; они отмирают, оставляя почти невидимый след. Отдельная история вещи, прикидывающиеся параллелошаром, симулякры, но на их характеристике не стоит даже останавливаться.

Параллелошар Сергея Ковальского, по сути, это концентрация искренней, бескорыстной творческой энергии человека, природы и мира, которой потенциально владеет каждый из людей. Ценность независимого творческого потенциала, возможность его раскрытия и осознание хрупкости человеческой души сегодня, в век новых технологий, систематизации жизненного мира и всеобщей коммерционализации неимоверно важны, как важны и точки сосредоточения этой энергии. Неслучайно, сама идея параллелошара изначально была осознана Сергеем Ковальским в связи с осмыслением существования “Пушкинской-10” (одним из основателей которой он является) как самостоятельного саморазвивающегося арт-объекта, способного вступать в контакты с внешним миром, сохраняя собственную целостность. Говоря об Арт-Центре, Ковальский сравнивает его с коллективным произведением искусства: “Параллелошар Арт-центра “Пушкинская-10″ является произведением коллективного творчества деятелей современной культуры Санкт-Петербурга. Параллелошар ? самовоспроизводящийся и саморазвивающийся кинетический объект современного искусства. Он представляет собой художественное пространство, параллельное иным. В нём сконцентрировано по принципу квартирного бытования независимое петербургское искусство художников-нонконформистов сохранивших своё место на Родине”.

Как было сказано выше, по идее Сергея Ковальского параллелошаром может стать практически всё, наполненное творческой мыслительной энергией: артефакт, художественный объект, музыкальное произведение, текст. При определённых условиях им может стать и конкретная личность или общность личностей или сформулированная множественность текстов или художественных объектов. Даже выставка или научный форум могут развиться до состояния параллелошара. Как концепт и арт-объект параллелошар Сергея Ковальского представляет собой интересный феномен, сочетающий в себе энергию, двигавшую вперёд когда-то художников-авангардистов, с пониманием необходимости осмысления возможностей человека сегодня, в XXI веке.